Categories:

Левитановская Русь в фашистском логове

Часть 6 

Часть 1  Часть 2  Часть 3   Часть 4  Часть 5 

Я заканчиваю полу-обзор замечательной выставки Константина Горбатова в Новом Иерусалиме, на которую вы ещё можете успеть (до 5 декабря). Эмиграция дала художнику около 15 лет свободного передвижения по всей Европе, как мы помним, он посетил даже Палестину. При этом, он в своём творчестве он развил одну замечательную особенность, восходящую ещё к Пушкину. Смог совместить любовь к России, к её прошлому, культуре и природе с любовным приятием культуры и прошлого Европы. 

Пожалуй, этот одновременный патриотизм и космополитизм – свойство настоящей русской культуры, подлинной, а не той, что кичится или кислой капустой, свисающей с бороды (зато не как на Западе!) или брезгливым неприятием того действительно ценного, что имеется дома. Лично мне неприятны оба противоположных лагеря, как дубиноголовые «патриоты» утверждающие, что с пересечением государственной границы кончается всё стоящее и красивое, так и слепые в своём полит-угаре «западники», утверждающие, в общем-то то же самое, только при пересечении границы в другую сторону. Но хватит, мы отвлеклись. В прошлых частях (Капри, Венеция, путешествия по Европе) мы видели «космополитичного» Горбатова, а теперь давайте посмотрим на Горбатова-«русофила». Причём, следует отметить, что эти картины выполнены уже после отъезда. В прямом смысле слова «по памяти» 

1 Осень. 1930е. Музей Новый Иерусалим
1 Осень. 1930е. Музей Новый Иерусалим
2 Потонувший город Китеж. 1933. Музей Новый Иерусалим
2 Потонувший город Китеж. 1933. Музей Новый Иерусалим
3 Великий Устюг. Частное собрание
3 Великий Устюг. Частное собрание
4 Вечер в русской провинции. 1931.Музей Новый Иерусалим
4 Вечер в русской провинции. 1931.Музей Новый Иерусалим
5 Новгород. Пристань. 1924. Владимиро-Суздальский музей-заповедник
5 Новгород. Пристань. 1924. Владимиро-Суздальский музей-заповедник
6 Деревенский пейзаж с полем и церковью. 1930е. Музей Новый Иерусалим
6 Деревенский пейзаж с полем и церковью. 1930е. Музей Новый Иерусалим
7 Зимний пейзаж с церковью. 1925. музей Новый Иерусалим
7 Зимний пейзаж с церковью. 1925. музей Новый Иерусалим
8 Нижний Новгород. Волга. После 1922.Частное собрание
8 Нижний Новгород. Волга. После 1922.Частное собрание
9 Осень в Пскове. Конец 30х, начало 40х. Музей Новый Иерусалим
9 Осень в Пскове. Конец 30х, начало 40х. Музей Новый Иерусалим
10 Провинция. 1934
10 Провинция. 1934
11 Троице-Сергиева лавра. После 1922 Музей Новый Иерусалим
11 Троице-Сергиева лавра. После 1922 Музей Новый Иерусалим
12 Псков. 1930е. Музей Новый Иерусалим
12 Псков. 1930е. Музей Новый Иерусалим

Как я уже писал, примерно в конце 30х годов художник оказывается в ловушке. Ему запрещено уезжать из Берлина. Впрочем, как мы хорошо знаем, могло быть гораздо хуже. Судьба в какой-то мере пощадила Константина Горбатова. Он по-прежнему пишет: берлинские пригороды, те, в которые имеет возможность выбраться, натюрморты и конечно виды России. 

13 Розы 1943. Музей Новый Иерусалим
13 Розы 1943. Музей Новый Иерусалим

Одну картину я оставил напоследок. Заголовок поста пришёл мне сразу, ещё на выставке. Достаточно посмотреть на картину 

14 Ростов Великий. музей Новый Иерусалим
14 Ростов Великий. музей Новый Иерусалим

Она великолепна сама по себе. Но ещё более интересной делают её дата и место написания. 1943 год. Берлин. Замечательный образ России из самого логова врага. При этом, следует отметить, что в отличие от других деятелей эмиграции, вспоминать о которых здесь не хочется, Константин Горбатов не запятнал себя сотрудничеством с нацистами. То, что он вынужден был в силу обстоятельств жить и выживать там, где оказался, никак не бросает на него тень. Но видимо, силы и здоровье художника были очень сильно подорваны. 24 мая 1945 года он скончался. В посмертной записке была выражена воля на передачу всех работ (по всей видимости тех, которые оставались в берлинской квартире) в Академию художеств, дабы она распорядилась ими по своему усмотрению. Советский офицер оккупационных войск, квартировавший по этому адресу после смерти художника, выполнил его волю. Так, существенная часть творческого наследия Константина Горбатова вернулась домой. Конечно, «эмигрантское прошлое» картин отчасти сказалось. Большая часть была размещена не в центральных музеях, где им, на мой взгляд, самое место, а передана в музей города Истры (бывший Ново-Иерусалимский монастырь). С тех пор, по такому вот стечению обстоятельств, это «главный адрес» художника в России. 

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic