merkuiovv

Categories:

Подведение итогов.

Итак, вчера был объявлен творческий конкурс под условным названием «Пустой Париж». Читателям предлагалось объяснить странное явление – улица Сен-Дени (а была показана именно она) словно обезлюдела, и более того, была похожа на место, полностью покинутое людьми из-за войны или предстоящего направленного взрыва, который должен был очистить пространство для будущих строек. 

Пора подводить итоги. Во-первых, сразу следует сказать, что вопрос вызвал живое и непосредственное участие многих. Спасибо! Во-вторых, следует сразу отметить высочайший интеллектуальный уровень всех участников. Даже самый простой интерес к британской акварели XVIII-XIX веков безусловно об этом свидетельствует. Кроме того, выдвинутые версии отличались такой смелостью и оригинальностью, что каждую из них при желании можно было бы развернуть в самостоятельное искусствоведческое исследование. 

Напомню рисунок-загадку. 

Томас Гёртин. Париж. Улица Сен-Дени. 1802.
Томас Гёртин. Париж. Улица Сен-Дени. 1802.

А теперь краткий обзор основных версий (в порядке их поступления)

часто встречающееся среди художников явление – специализация. Автору были милы руины, но не люди. Действительно, явление нам хорошо знакомое. Кому-то писать утро в лесу, а кому-то дополнять его мишками. Но в данном случае Томас Гёртин не заслуживает такого упрёка. С фигурами в пейзаже он справлялся вполне уверенно, о чём свидетельствует выложенный мной в тот же день вид на собор св.Павла в Лондоне. Кроме того, у этого художника существует целая серия эскизов персонажей в костюмах XVI века. Уважаемой Анной Чайковской также была высказана замечательная мысль о принадлежности Томаса Гёртина к племени романтиков, хотя и с оговоркой. А зря! Оговорки эти ни к чему, так как мысль совершенно верная. Английский романтизм уверенно может вести отсчёт с последней четверти XVIII века, так что никакой ошибки.

эта версия говорит о единодушии парижан, вышедших все разом по важному делу – например в церковь или на банкет по случаю очередной победы первого консула. Великолепный сюжетный поворот, но меня немного смутило отсутствие животных – ни лошадей, ни собак. А уж их-то вряд ли пригласили бы на торжественное мероприятие. 

 выдвинул предположение о том, что мы имеем дело со смелым обличением революционного террора. Париж замер в испуге. Призрак гильотины навис над едва живым городом. Но не всё так страшно. Первые годы XIX века – время относительного затишья. Первый консул уже прекратил старые якобинские эксцессы, а Фердинанда-то нашего, то есть герцога Энгиенского, ещё не поставили к стенке. Впрочем, интуиция, как всегда, не подвела нашего уважаемого читателя. Обличение террора действительно имело место, только не у совершенно далёкого от политики Томаса Гёртина, а у Джеймса Гилрея, например. Тому, кто хочет доказательств – ссылка. Предупреждаю сразу, не для впечатлительных, беременных и вообще 18+ 

(а я предупреждал).

 безусловно достоин получить «золотого Оккама». Его версия самая незамысловатая и как это часто бывает ближе всех к истине «Может не успел дорисовать». 

решила, что отгадка спряталась в архитектурно-художественных деталях (флаги, строительные леса, балконы), что сразу выдаёт человека с опытным и привычным ко всякого рода городским чудесам взглядом. 

А теперь ответ. Я его не напишу, а покажу. 

По мановению волшебной палочки пустой и заброшенный Париж оживает 

Томас Гёртин. Париж. Улица Сен-Дени. 1802.
Томас Гёртин. Париж. Улица Сен-Дени. 1802.

Да, он немного захламлённый, но явно непредназначенный под снос (пока), с жителями, спешащими по своим делам, кавалерами, дамами, лошадьми, собаками, повозками с сеном, в общем вполне себе нормальный город начала XIX века. 

То, что мы обсуждали, это подготовительный рисунок. Томас Гёртин нарочно убрал все детали, изобразив только сцену и декорации. Действие ещё не началось. 

Какая из всего этого следует мораль? Есть мораль, да не одна, а целых четыре. 

1. «Волшебная сила искусства». Мы все всерьёз поверили в существование «Пустого Парижа».

2. Довольно частое явление в мире художеств. Произведение как будто отделяется от автора и, помимо его воли, начинает жить самостоятельной жизнью. 

3. Мы, зрители XXI века – люди, измученные нарзаном авангардом. Я уверен, что в первой половине XIX века никому бы и в голову не пришло всерьёз обсуждать «пустой город». 

4. Насколько велик и хорош мир старой британской акварели. Чего там только нет…


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic