merkuiovv

Category:

«Санта-Барбара» по-шведски и причём здесь русская живопись.

Признаться лучше сразу, чем тянуть. Пусть даже вначале будет очень стыдно. Упомянутый в заголовке киношедевр я не смотрел. Совсем. И не то, чтобы в то время я был крайне мал. Нет, я был уже вполне совершеннолетним гражданином, даже закончившим ВУЗ, но вот как-то моё чёрствое и циничное сердце прошло мимо, без всякого сочувствия к страданиям героев. Такой вот пробел в воспитании-образовании. Но название-то я конечно слышал! И даже примерно представляю о чём там – интриги. И все плюс-минус родственники и все друг друга знают. 

А, впрочем, почему мне должно быть стыдно? Давайте спросим у простых соотечественников на улице или в транспорте, что они знают о шведских королях за последние 300 лет? Готов делать ставки на то, что 90+% укажут только на 2 факта: первый – Карла XII разбили под Полтавой, второй – король в Швеции вроде бы до сих пор есть. 

Я предлагаю немного заполнить лакуну между этими двумя совершенно верными утверждениями, а заодно продолжить начатое недавно знакомство с несостоявшимся классиком русской живописи Иоганном Баптистом Лампи, да и не только с ним. История и искусство очень часто идут рука об руку. 

Если вы думаете, что шведы, битые под Полтавой за то, что никак не давали открыть окно в Европу успокоились и сразу перешли к построению шведского социализма и шведских семей, то вы глубоко заблуждаетесь. Призрак если не империи, то страны, наводящей ужас на весь континент (поинтересуйтесь, что делали шведы в XVII веке, например, в Праге) ещё долго бродил по Стокгольму и окрестностям.  После Полтавы и «окна в Европу» шведы трижды пытались «восстановить былое величие» и поставить на место зарвавшегося южного соседа. И только потом постепенно дошли до идеи нейтралитета. 

Итак, 1788 год. На шведском престоле уже 17 лет восседает Густав III, между прочим Гольштейн-Готторп. Из этого простого факта следует его родство с российским императором Петром III, который, как известно был Романовым только на ¼ а на ¾ именно что Гольштейн-Готторп. Но Пётр III к тому моменту давно мёртв, будучи убиен по приказу дражайшей супруги, и даже ещё не перезахоронен торжественно в Петропавловском соборе по приказу сына Павла Петровича. Но и «матушке Екатерине» Густав III не чужой человек. Он ей двоюродный брат, так как его отец – предыдущий король Швеции Адольф Фредерик – брат матери Екатерины. А вы думаете ушлое семейство из Ангальт-Цербста умело только дочек на монаршие должности пропихивать? 

Александр Рослин. Портрет Густава III. 1777
Александр Рослин. Портрет Густава III. 1777

Как вы помните, Александр Рослин – один из главных «королей» среди портретистов эпохи. Жил и работал в основном в Париже, но «своему» королю, естественно, не мог отказать. 

Но родственные связи родственными связями, а «великая Швеция» важнее. Густав III решил вернуть Южную Прибалтику и в 1788 объявил войну России. Война шла чуть более 2х лет (1788-1790) как на суше, так и на море, скорее всего с переменным успехом, хотя каждая из сторон приписывала себе небывалые победы.

Кстати, морская фаза военных действий оставила след в русской живописи. Так что упоминание о войне 1788-1790 в этом журнале уже оправдано. Оба наших главных мариниста «отписались» по этой теме. 

А.П. Боголюбов. Сражение русского флота со шведским флотом в 1790 году вблизи Кронштадта при Красной Горке (1860е – время написания).
А.П. Боголюбов. Сражение русского флота со шведским флотом в 1790 году вблизи Кронштадта при Красной Горке (1860е – время написания).
И.К. Айвазовский. Морское сражение при Выборге 22 июня (3 июля) 1790. (1846 – дата написания картины).
И.К. Айвазовский. Морское сражение при Выборге 22 июня (3 июля) 1790. (1846 – дата написания картины).

Считается, что в Выборгском морском сражении русский флот помешал шведам высадить десант и захватить Кронштадт и Петербург. Шведским флотом у Выборга командовал сам Густав III и герцог Сёдерманландский. Кто это и какое он имеет отношение ко всей нашей истории? Терпение. Расскажу чуть позже. Пока просто запомните. При Красной Горке (картина Боголюбова) попало, кстати, тому же герцогу Сёдерманландскому. 

В итоге границы остались на месте, но шведы получили от «матушки» денежку на покрытие части военных расходов. Такая вот «боевая ничья» немного в пользу России. Закончилось всё по-родственному. Вы не представляете, как скоро все стали опять кататься другу к другу в гости, соскучились небось за время войны. 

Но мы поторопились, пропустив целых несколько «серий» увлекательного сериала под названием «шведская монархия» в конце XVIII- начале XIX века. Итак, в марте 1792 года (Франция уже вовсю бушевала) Густав III надел костюм и отправился…, нет не в Сараево, а на маскарад. И костюмчик выбрал по случаю. 

Маскарадный костюм Густава III, фото из Википедии.
Маскарадный костюм Густава III, фото из Википедии.

Бедный Густав. Лучше бы он поехал в Сараево. Впрочем, есть одна категория граждан, которые от этого только выиграли – любители итальянской оперы (настоящие, а не те, что в фильме «Some Like It Hot»). 16 марта 1792 года на бале-маскараде в шведской опере в Густава III выстрелили из пистолета, в результате чего он вскоре скончался, зато через 60 с лишним лет великий Джузеппе Верди написал оперу «Бал-маскарад». 

Заговор, как потом выяснилось, был организован вовсе не «агентами Кремля», а собственной шведской аристократией, недовольной однако не непонятной войнушкой с Россией, а банальным ущемлением своих прав. 

У убитого остался сын, тоже Густав. Впрочем, злые языки утверждают, что отцом Густава IV был вовсе не Густав III, так как тот, скажем так, не очень интересовался женщинами (причём даже говорят, что он был первым, кто занёс эту «заразу» в шведские края, до него ни о каких «шведских семьях» тут и не слыхивали). Но Густаву Густавовичу (?) не исполнилось даже 14-ти, так что пришлось искать регента. Им оказался уже знакомый нам герцог Сёдерманландский. Он ведь был ещё и братом убитого Густава III и взвалил на себя королевские обязанности до совершеннолетия (1796) будущего Густава IV. Так что неудачливый адмирал на целых 4 с лишним года (1792-1796) стал регентом. 

Один из вопросов, беспокоивших регента, был прост и понятен: «молодца надо поскорее женить, а то чего скверного не сделалось бы». В 1795 году Густав Адольф был обручён с принцессой Луизой Шарлоттой Мекленбург-Шверинской. Но может эти худосочные немецкие принцессы уже всем надоели, а может и что другое. Точнее не «что другое», а кто. Сама «северная Семирамида» (для шведов скорее южная). Матушка Екатерина топнула ножкой и заявила: «какая вам ещё Луиза Шарлотта? Вон у Павлуши несколько дочек на выданье». Герцог Сёдерманландский естественно также приходился ей двоюродным братом. Может быть поэтому, а может потому, что войны надоели ещё больше чем немецкие принцессы, помолвку в Германии расторгли. Кстати, для пущей убедительности Екатерина выставила шверинского посла и отправила к шведской границе Суворова «для осмотра крепостей». А вы думали просто выдать замуж внучку? 

В апреле 1796 регент с юношей отправились в ещё недавно вражеский Петербург. Приняли их там по-русски тепло, но дело, как это принято, делалось очень медленно. Занимались им новый фаворит императрицы Платон Зубов и Аркадий Иванович Морков (фактически министр иностранных дел тех лет). 

Иоганн Баптист Лампи старший. Портрет Платона Зубова
Иоганн Баптист Лампи старший. Портрет Платона Зубова

Снова у нас появляется главный придворный портретист и забытый русский классик Иоганн Б. Лампи ст. Оценка Зубова большинством современников вполне сводится к цитированию Паниковского «жалкая, ничтожная личность». Зато молодой красавец, что, видимо, очень было по нраву стареющей «матушке». 

Другой участник свадебных переговоров с русской стороны также отметился в истории русской живописи. Аркадий Иванович Морков. Именно его брат Ираклий был злым гением великого русского живописца Василия Андреевича Тропинина, долгое время не позволяя тому освободиться от крепостной зависимости. 

В общем-то всё уже было «на мази». Густаву Александра очень понравилась. Вот, кстати, и невеста 

В.Л. Боровиковский. Портрет Александры Павловны (Гольштейн-Готторп). 1796.
В.Л. Боровиковский. Портрет Александры Павловны (Гольштейн-Готторп). 1796.

Помните, Боровиковский ученик Лампи. Портрет написан в тот же год, что и имела место вся история. Герцога Сёдерманландского в России уже звали «Сидором Ермолаевичем», видимо неплохо погуляли на торжественных приёмах, а ещё недавно смотрели на него только через прицел корабельных пушек. 

Зубов назначил помолвку на 11 сентября (это с апреля-то шли переговоры). «Великая дипломатическая хитрость», сочинённая Зубовым и Морковым, состояла в том, что договор шведам на подпись принесли за час до начала (небось ещё и написали на 88 листах мелким шрифтом). Екатерина с придворными и иностранными послами принарядилась, Державин уже успел написать «Хор для концерта, на помолвку короля шведского с великой княжной Александрой Павловной». А занудные шведы вместо того, чтобы подписать и начать праздновать, решили договор прочитать. И вычитали, что новая шведская королева вправе остаться православной. После чего регент и жених заявили о том, что шведская конституция запрещает королеве быть не лютеранского вероисповедания и … отказались подписывать. Зубов и Морков сначала просто покрутили пальцами у виска, сочтя слово «конституция» за модное французское ругательство (революция-то уже давно шла). Двор и наряженная невеста ждали 4 (четыре) часа. Всё это время Зубов бегал то в комнаты шведов, то к матушке императрице (действие происходило в Зимнем дворце). Уговорить шведов не удалось бы, наверное, и более искусному дипломату, не то что ничтожному щёголю Зубову. Итог печальный – шведы ни в какую, невеста в слёзы, самое плохое – у Екатерины случился микроинсульт. Тут уж не до помолвки. Всем объявили что… заболел шведский король (уж не знаю, молодой или регент Сидор Ермолаевич) и быстро послали за лекарем-англичанином. 

Иоганн Баптист Лампи старший. Портрет Джона Роджерсона – лечащего врача Екатерины II.
Иоганн Баптист Лампи старший. Портрет Джона Роджерсона – лечащего врача Екатерины II.

В итоге швед уже на следующий день выплясывал на очередном балу, Екатерину кажется также «откачали». Но то ли приём на балах был слишком холодный, то ли что иное, но уже 22 сентября 1796 шведы из Петербурга уехали. Екатерина велела Павлу взять на проводы делегации в «Пулково» только сыновей с жёнами, сказав, что все 4 дочки внезапно простудились. Ещё оставалась надежда, но… 

6 ноября 1796 (по ст.ст.) от инсульта скончалась Екатерина II. Павел вроде бы и продолжил переговоры о браке, но как-то вяло. 

В результате разозлило даже не слишком темпераментных шведов и в 1797 году «молодца» Густава IV женили на Фредерике Доротее Вильгельмине Баденской, благо чего-чего а немецких принцесс в Европе всегда было достаточно, «на всякий пожарный». Интересно (я ж обещал Санта-Барбару) что новая невеста была племянницей первой жены Павла Петровича - Натальи Алексеевны (Вильгельмины Луизы)(1755-1776 – умерла при родах). Говорят, тогда Павлу предложили на выбор трёх принцесс, в том числе и будущую мать Фредерики, но он выбрал не её. Но этого мало! Родная сестра Фредерики Баденской к этому моменту уже была замужем за Александром Павловичем (бабушка постаралась!) – будущая российская императрица Елизавета Алексеевна. В общем, выбор шведов был отчасти оскорбителен для Павла. 

Но пора бы и к шведскому двору вернуться. В 1796 Густав IV стал совершеннолетним, регент герцог Сёдерманландский удалился от управления. Но видимо всё было не так уж и гладко, так как короновали Густава только в 1800. Потом был долгий период метаний и Швеции и России во внешней политике, ставили то на Наполеона, то на Англию. Пока всё это происходит, вернёмся к русской живописи. 

Как известно, в 1796 Павел прекратил платить пенсион Иоганну Баптисту Лампи и тот оставил Россию и свою мастерскую (которую передал В.Л. Боровиковскому). Художник переселился в Вену, но славные времена, проведённые в Петербурге, видимо, не забывал. 

В 1799 его навестил Сидор Ермолаевич, уже не регент, а просто герцог Сёдерманландский.

Иоганн Баптист Лампи старший. Портрет герцога Сёдерманландского 1799
Иоганн Баптист Лампи старший. Портрет герцога Сёдерманландского 1799

Как видите, на портрете наш герой представлен в образе адмирала, хотя именно адмиралом то он был весьма неудачным. 

Но в отличие от художника Лампи, нашедшего новое место работы, Швеция никак не могла успокоиться. В 1809 году был организован государственный переворот, в результате которого Густава IV отстранили от власти. И снова постарались не русские агенты, а местная аристократия. Правда, Густаву IV Адольфу повезло гораздо больше, чем Густаву III. Его не убили, а просто выселили из страны, дав немного денег. С тех пор он (до самой смерти в 1837) скитался по Европе под псевдонимом «полковник Густавссон» и даже развёлся с Фредерикой Баденской. 

Вы будете смеяться, но шведским королём опять стал Сидор Ермолаевич, на этот раз под именем Карл XIII. Но «Санта-Барбара» по-шведски на этом не заканчивается. К 1809 Карл XIII был человеком с уже повреждённой головой. То ли многочисленные застолья в Петербурге не прошли даром, то ли контузии молодости от выстрелов корабельных пушек. В итоге, насладиться королевской властью в полном объёме бедняга не смог. Аристократия вертела им как хотела, а в 1810 году и вовсе подсадила в де-факто управляющие страной князя Понтекорво, которого Карлу XIII пришлось усыновить. Если вы будете искать этот род в династических таблицах древности, то не найдёте ничего. Ибо это сын швейцарского адвоката - Жан-Батист Жюль Бернадот, маршал Империи. Как стал возможным такой выверт в богатой истории шведской монархии, трудно сказать. Есть сведения о том, что сам Бонапарт ревновал к военной славе Бернадота и опасался заговоров с его стороны. Это отчасти объясняет то, почему маршал решил покинуть Париж. А вот зачем это было нужно шведам? Говорят, что маршал был очень гуманен с пленными шведскими солдатами (аргумент скажем так сомнительный). А может им просто надоели прежние короли – «нетрадиционный» Густав III, сомнительный Густав IV, повредившийся умом Карл XIII? А тут бравый маршал, у которого в репутации хоть и сомнительное якобинское прошлое, зато военная слава его явно любит. В итоге Бернадот легко согласился стать лютеранином и трудоустроился сначала приёмным сыном и регентом при слабоумном бывшем герцоге Сёдерманландском, а потом, после кончины того в 1818 (пришлось немного подождать), полноценным Карлом XIV Юханом – королём Швеции и по совместительству тогда Норвегии. Правил он долго, аж до 1844 и все монархи Европы согласились считать его за «своего» (единственного из наполеоновских маршалов). Кстати, он же и прекратил давнюю шведскую забаву – войны с Россией. Говорят, когда Карл XIV скончался в возрасте 81 года, на его теле обнаружили татуировку «Смерть королям» - следы якобинской молодости. Но не все историки это подтверждают. 

Пора бы уже заканчивать с Санта-Барбарой по-шведски. Что добавить. Первое – с кончиной в 1818 году Карла XIII Сидора Ермолаевича, официально прервалась шведская линия Гольштейн-Готторпов. На 100 лет раньше, чем в России. В Швеции до сих пор династия Бернадотов. 

Второе – несостоявшаяся шведская королева Александра Павловна всё-таки не засиделась в девках. В 1799 году её выдали за принца Иосифа Австрийского, носившего титул «палатин Венгрии». Державин написал новое стихотворное произведение для этой свадьбы. Так что можно плюс-минус считать её венгерской королевой. Увы, пробыла она ей недолго, скончавшись в 1801 году сразу после неудачных родов. 

promo merkuiovv апрель 3, 16:35 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Меня просили прямую ссылку на Дзен-канал. Размещаю — вот она прямая ссылка на канал Владимир Меркулов. Вдруг кому ещё будет любопытно. Там другие тексты, не повторяющие эти.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic