merkuiovv

Categories:

Православная духовность и Парижский салон.

Прочитав заголовок, вы, наверное, решили, что автор опять будет смешивать «в одном флаконе» совершенно неподходящие ингредиенты? И угадали! Именно этим и будем заниматься. 

Один из первых (по очередности) гимнов, который поётся на рождественской службе звучит так: «Августу eдиноначальствующу на земли, многоначалие человеков преста; и Тебе вочеловечшуся от Чистыя, многобожие идолов упразднися, под eдинем царством мирским гради быша, и во Eдино Владычество Божества языцы вероваша. Написашася людие повелением кесаревым, написахомся, вернии, Именем Божества, Тебе, вочеловечшагося Бога нашего. Велия Твоя милость, Господи, слава Тебе». 

Чтобы было понятней, сразу приведём перевод: «Когда Август стал единовластным на земле, прекратилось многовластие среди людей; и с Твоим вочеловечением от Девы чистой идольское многобожие упразднилось. Одному мирскому царству подчинились страны, и в единое владычество Божества племена уверовали. Переписаны были народы по указу Кесаря, записались и мы, верные, во имя Божества – Тебя, вочеловечившегося Бога нашего. Велика Твоя милость, Господи, слава Тебе!».

Это положено петь в начале вечерни праздника Рождества Христова. Сейчас, правда, вы можете услышать приведённые слова утром 6 января. Не спрашивайте меня почему гимн, предназначенный для вечерни, поют с утра, это не ко мне. 

Да, и сочинён он был, естественно, не на русском, и даже не на церковно-славянском, а на греческом, в Византии. Некоторые источники считают автором «Августу eдиноначальствующу» знаменитую Кассию Константинопольскую – поэтессу, спортсменку, комсомолку, монахиню и просто красавицу IX века.

А теперь пора и на Парижский салон. Правда, если быть честным, данное произведение выставлялось не в ежегодном Салоне, а в рамках программы Всемирной выставки 1855 года, но автором его является эталонно-салонный Жан-Леон Жером (1824-1904). Мы его вспоминали вчера, когда говорили о В.В.Верещагине и Э.Л.Уиксе. Оба художника какое-то время учились у Жерома. 

Жан-Леон Жером. «Век Августа. Рождество Христово». 1855. Картина числится в коллекции музея д`Орсе (Париж), но выставляется в музее Пикардии (Амьен).
Жан-Леон Жером. «Век Августа. Рождество Христово». 1855. Картина числится в коллекции музея д`Орсе (Париж), но выставляется в музее Пикардии (Амьен).

Гай Юлий Цезарь Октавиан Август – первый император Римской империи. Его «век» длился с 27г. до н.э. по 14г.н.э. За это время Август довёл до конца начатую его дальним родственником Юлием Цезарем концентрацию власти в Риме в одних руках, положил начало династии Юлиев Клавдиев, с успехом вышел из гражданской войны, вспыхнувшей в Риме после убийства Цезаря, а потом и опередил своего бывшего союзника Марка Антония (все ведь помнят эту донельзя слезоточивую историю с Клеопатрой). Век Августа вместил также расширение Римской империи дальше почти по всем направлениям, жёсткое противостояние Рима и Парфии, идущее с переменным успехом на восточной границе. В Иудее заговор против Ирода и расправы с оппозицией. Борьба с пиратами (которую, как известно, начал ещё Юлий Цезарь). В итоге – стандартный имперский набор – заговоры, убийства исподтишка, резня оппозиции, война, война, война. И вот в этом промежутке, в захолустье империи и случилось Рождество Иисуса Христа. 

Уяснив исторический контекст, снова обратимся к двум произведениям – стихотворному и живописному. На мой взгляд, они, как минимум, идентичны. Оба передают примерно один и тот же посыл – политико-историческую обстановку времён Рождества. Но при этом интересно, что византийская стихира считается чуть ли не шедевром духовной поэзии, а картина Жерома порицалась как неудачная даже в момент создания, а уж ныне, с привычкой рассматривать салонную живопись через фильтр всего того, что случилось потом (от Моне до Дали), «положено» смотреть только со снисходительной ухмылкой. 

Что же ставилось «в вину» Жерому? 

Чрезмерное подобострастие по отношению к императорской власти. Режим «второй Империи» установился, как известно, в 1852, то есть за 3 года до написания картины. Позвольте, а разве «Августу eдиноначальствующу» не есть прямой прогиб перед императорской властью? Да и то сказать, в отличие от византийских императоров, возводивших себя именно к Римской империи и значит к её основателю Августу, Наполеон III хотя бы не сочинял для себя фальшивых родословных (вроде Ивана IV, или кто там из русских царей набивался к Августу в родню). Кроме того, и мотивы не так уж и разнятся. Конечно, Жером хотел быть поближе ко двору, к госзаказу, ну так а Кассия (если эту стихиру написала именно она) - так та вообще принимала участие в конкурсе «Византийская красавица», главным призом в котором было место на императорском ложе, и только потерпев неудачу пошла в монахини. 

Картина распадается на множество разных по качеству и плохо связанных между собой сюжетов. 

Жан-Леон Жером. «Век Августа. Рождество Христово». 1855. Левая часть (скорее всего, «азиатская»)
Жан-Леон Жером. «Век Августа. Рождество Христово». 1855. Левая часть (скорее всего, «азиатская»)

Абсолютно голый мужик (только с полотенцем на голове), восседающий на верблюде особенно колоритен. Да ещё и подбоченился, закинув нога на ногу, в присутствии, понимаешь, императора, и смотрит как-то дерзко. 

Жан-Леон Жером. «Век Августа. Рождество Христово». 1855. Правая часть (скорее всего «афро-европейская»)
Жан-Леон Жером. «Век Августа. Рождество Христово». 1855. Правая часть (скорее всего «афро-европейская»)
Жан-Леон Жером. «Век Августа. Рождество Христово». 1855. Верхняя центральная часть. Собственно, Рим.
Жан-Леон Жером. «Век Августа. Рождество Христово». 1855. Верхняя центральная часть. Собственно, Рим.

Кстати, Август действительно смахивает на Наполеона. Только Первого. 

Итак, упрек во множестве несвязанных сюжетов. Но давайте вспомним, что изображал художник. Я уже писал выше - стандартный имперский набор – заговоры, убийства исподтишка, резня оппозиции, война, война, война. Я думаю, что художественные средства вполне адекватны передаваемой идее. Где изображается хаос, там и на полотне будет хаос. Где искать гармонию, красоту и прочее? 

Более того, стихира, считающаяся шедевром, если копнуть поглубже, на самом деле никакого особо глубокого богословия не содержит. Там простенькая риторика, фигуры сопоставления – дескать у Августа единая власть на Земле и у людей Единый Бог, у императора перепись и мы тут все дружно в церковь ходим. Никакой глубокой связи – на улице идёт снег, а я сижу за компьютером. Можно подумать, что одно вытекает из другого. Так что и этот камушек из огорода Жерома стоит убрать. Конечно, может быть по-гречески гимн Кассии звучит как-то особенно красиво, мне трудно сказать, я не настолько хорошо владею греческим языком. 

Третья претензия к картине – принижение значения Рождества. Дескать, над всем высоко возвышается император, а Святое Семейство где-то там, внизу. И снова не согласен. Во-первых, «внизу» - это значит на переднем плане. Как правило, это самое значимое место. Но это не главное. Если мы возьмём именно историческую часть вопроса, то ведь Рождество действительно произошло где-то на задворках империи и осталось незамеченным подавляющим большинством современников. Уж в топ-10 новостей оно точно не попало бы. Как раз тут всё верно. 

В итоге, проведя «сравнительный анализ», лично я отказываюсь считать византийскую стихиру безусловным шедевром, а картину Жерома салонным упадничеством. Я бы скорее отнёс и то и другое произведение к довольно любопытным попыткам анализа исторического контекста Рождества. Каждое имеет свои плюсы и минусы, но в целом они довольно похожи, несмотря на почти тысячелетнюю разницу во времени и постоянную разницу в изобразительных средствах. 

А вот что мне действительно нравится в картине Жерома, так это то, как подано соотношение события Рождества с исторической обстановкой. Хаос, состояние имперского «порядка», диалектически обращающегося в полный бардак, всё замешано на властолюбии, насилии и презрении к «малой» человеческой жизни. И как противовес всему этому Рождество, пока укрываемое крылами ангела, незаметное, занимающее малую часть полотна. Именно за это я считаю Жерома серьёзным художником, а не примитивным салонным эротоманом (увы, сейчас у него такая устойчивая репутация). 

Жан-Леон Жером. «Век Августа. Рождество Христово». 1855. Нижняя центральная часть. Рождество Христово.
Жан-Леон Жером. «Век Августа. Рождество Христово». 1855. Нижняя центральная часть. Рождество Христово.

Обратите внимание, одетый в шкуру германец (?) уже смотрит в сторону Святого Семейства, а не на «небожителей» Рима, хотя хронологически ему пока рано интересоваться еврейскими новостями. 

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic