merkuiovv

Category:

На премьере

Я всегда был уверен, что изобразительные искусства - это одни из самых совершенных «машин времени». Сегодня попытаюсь показать, как это работает. 

20 февраля 1724 в театре Её Величества на улице Хеймаркет в Лондоне состоялась премьера знаменитой оперы Георга Фридриха Генделя «Юлий Цезарь в Египте» (в дальнейшем, для краткости, будем говорить просто «Юлий Цезарь»). Надо сказать, что, несмотря на всю свою гениальность, Гендель был композитором очень «неровным», оперы он пёк как горячие пирожки (только на этой сцене за период с 1711 по 1739 состоялось более 25 премьер) и далеко не все из них были удачными. Хотя, я уверен, что все современные музыканты без раздумья согласились бы на такой «неровный» уровень. С оперой «Юлий Цезарь» обычно вопросов не возникает. Её относят к числу наиболее выдающихся у великого маэстро. 

Итак, Лондон, Королевский театр. Премьера оперы главной музыкальной звезды своего времени. Вам хотелось бы представить хоть немного, как это выглядело? Заглянуть в театр? Попробуем. 

Для начала само здание. Рисунок некоего Уильяма Капона 1783 года. Его следует считать наиболее достоверным, так как в 1789 году старое здание сгорело и этот «портрет» театра наиболее близок к 1724. 

Можно попробовать заглянуть вовнутрь 

Джузеппе Гризони. Маскарад в театре Её Величества на улице Хеймаркет.
Джузеппе Гризони. Маскарад в театре Её Величества на улице Хеймаркет.

Картина не даёт точного впечатления, но её достоинство для нас состоит в том, что она написана в том же 1724 году. 

И самое главное – публика. Попробуем посмотреть на тех, кто мог бы посетить это мероприятие. Сразу оговорюсь, всех возможных кандидатов в зрители я представлять не буду. Вы утомитесь. Ограничимся числом 14. Почему именно им? Ответ простой – дюжина тех, кто действительно вполне мог быть на премьере. Как говаривал один из главных мудрецов ХХ века Йозеф Швейк: «Для ровного счета — дюжина. Так считать легче, да на дюжину и дешевле выходит». Плюс ещё один человек, который на премьере точно не был, но имеет с оперой очень интересную связь. Ну и конечно сам великий Георг Фридрих Гендель. 

Бальтазар Деннер. Портрет Георга Фридриха Генделя.
Бальтазар Деннер. Портрет Георга Фридриха Генделя.

Пропустим его вперёд всех. Даже вперёд коронованных особ. В конце концов, его вклад в историю куда больше, чем у двух других Георгов, которых мы нарочно поместили ниже. 

Ну а теперь и по чину можно. 

Годфрид Кнеллер. Георг I, король Великобритании и Ирландии (1714-1727).
Годфрид Кнеллер. Георг I, король Великобритании и Ирландии (1714-1727).

Вы сомневаетесь, что король мог быть на премьере. Я могу привести целый ряд аргументов «за». Во-первых, это Королевский театр, как раз и предназначенный для торжественных событий в жизни монаршей особы. Во-вторых, речь идёт об опере придворного композитора, к тому же практически земляка. Георга Фридриха Генделя как и Георга-монарха «призвали» в Англию из Ганновера. В общем, они оба были, говоря простым языком, немцы. В-третьих, говорят, что Георг I государственными делами заниматься не любил, так что в опере ему самое место. 

Со своей официальной женой Георг I разошёлся ещё до того, как сменил место работы с курфюрста Ганновера на короля Англии. Так что в оперу он скорее всего брал официальную «метрессу». 

Баронесса Эренгард Мелюзина фон дер Шуленбург.
Баронесса Эренгард Мелюзина фон дер Шуленбург.

Ну а что поделаешь? Раз уж вошло в историю, теперь никак по-другому. Да и времена такие были. Вот и его современники – Романов Пётр Алексеевич и уж тем более Людовики XIV и XV особой щепетильностью «по женской части» не отличались. 

Двигаемся дальше, в порядке «чинопочитания». Они ведь наверняка и рассаживались так. 

Годфрид Кнеллер. Георг, принц Уэльский. Будущий король Великобритании Георг II (правление 1727-1760).
Годфрид Кнеллер. Георг, принц Уэльский. Будущий король Великобритании Георг II (правление 1727-1760).

Вот они, оба Георга, про которых я вам говорил в начале. Папа и сын. Если вы не британский школьник, сможете назвать их заслуги перед историей, не заглядывая в книги? И я о том же. У Генделя авторитет гораздо больше будет. Но на премьере вполне могли быть оба. Будущий Георг II в тот момент ещё наследник престола – принц Уэльский. Периодически ссорился с отцом. Указанное обстоятельство в своих целях использовали политики, то переманивая принца на сторону оппозиции и усугубляя ссору, то устраивая двум Георгам примирение с последующей раздачей министерских постов. Периодически наследник с супругой то отбывали на континент, в Ганновер, то возвращались в Лондон. 

Годфрид Кнеллер. Каролина Бранденбург-Ансбахская, супруга принца Уэльского Георга.
Годфрид Кнеллер. Каролина Бранденбург-Ансбахская, супруга принца Уэльского Георга.

Тут просто. Положено. Папа с фавориткой, наследник с супругой. 

Всем известно, что у английских монархов с властью не всё так просто. Кто же стоял за троном? 

Жан Батист Ван Лоо. Портрет сэра Роберта Уолпола.
Жан Батист Ван Лоо. Портрет сэра Роберта Уолпола.

Роберт Уолпол (1676-1745) на момент премьеры - первый лорд казначейства и, возможно, самый влиятельный политик Великобритании, фактически премьер-министр. Кстати, фигура очень важная в художественной истории России. И не потому только, что представленный выше портрет хранится в Эрмитаже, а в первую очередь потому, что был страстным коллекционером произведений искусства и в 1778 году его коллекция с огромным скандалом «переехала» в Россию (была куплена Екатериной II), где и положила начало собственно Эрмитажу. Говорят, англичане до сих пор оплакивают коллекцию Р.Уолпола. 

Ещё один «видный политический деятель».  

Годфрид Кнеллер. Портрет Чарльза Тауншенда, 2-го виконта Тауншенд.
Годфрид Кнеллер. Портрет Чарльза Тауншенда, 2-го виконта Тауншенд.

Чарльз Тауншенд (1674-1738) - член правительства Уолпола, дипломат, говоря современным языком, министр иностранных дел. 

Это правительство, а что же оппозиция? Пожалуйста.

Шарль Дагар. Портрет Генри Сент-Джона, первого виконта Болингброк (1678-1751)
Шарль Дагар. Портрет Генри Сент-Джона, первого виконта Болингброк (1678-1751)

Виконт Болингброк при прежнем дворе королевы Анны (1702-1714) был одним из влиятельнейших сановников Великобритании. При новом короле перешёл в оппозицию и вынужден был покинуть страну, но в 1723 ему разрешили вернуться для того, чтобы он мог лично присутствовать на премьере «Юлия Цезаря» (шутка). Генри Сент-Джон писал желчные статьи в прессу и ждал, когда его снова позовут во власть, но так и не дождался. Говорят, что именно он послужил для Свифта прототипом Гулливера. 

Как же без военных, а, раз уж мы говорим о Великобритании, то без адмиралов. 

Годфрид Кнеллер. Сэр Джордж Бинг, 1-й виконт Торрингтон, адмирал.
Годфрид Кнеллер. Сэр Джордж Бинг, 1-й виконт Торрингтон, адмирал.

Сэр Джордж Бинг (1668-1733) прославился участием в знаменитом сражении в заливе Виго (1710). Кладоискателей до сих пор приводит в трепет это название. Говорят, что на потопленных у берегов Галисии англичанами и голландцами испанских и французских судах до сих пор тонны золота и серебра. К этой версии склонялся сам Жюль Верн. Существует несколько портретов Джорджа Бинга, но я выбрал именно этот, так как вряд ли в начале XVIII века в Лондоне было принято являться в оперу в латах. 

Но не одними монархами, военными и аристократией живо общество. А что же «деятели культуры»? Кто из них мог быть на премьере «Юлия Цезаря»? Это вряд ли был Джонатан Свифт, проживавший преимущественно в Дублине, да и имевший, мягко говоря, весьма натянутые отношения с английской верхушкой тех лет. В общем-то мог присутствовать другой знаменитый английский поэт тех лет.

Микаэль (Майкл) Даль. Портрет Александра Поупа.
Микаэль (Майкл) Даль. Портрет Александра Поупа.

В отличие от Свифта, Поуп в России известен гораздо меньше, но можно хотя бы вспомнить фразу, произнесённую с незабываемой интонацией Дживса: «Поэт Александр Поуп по этому поводу сказал…». 

И конечно, как мы могли забыть, возможно, самого великого из возможно присутствующих. 

Годфрид Кнеллер. Сэр Исаак Ньютон.
Годфрид Кнеллер. Сэр Исаак Ньютон.

Комментарии излишни. 

Я обещал дюжину без Генделя и одного, точно не присутствовавшего. У нас уже 11. Пора бы вспомнить и о главном украшении любого мероприятия. О дамах. 

Вот две из тех, кто вполне мог украсить своим присутствием зрительный зал. 

Годфрид Кнеллер. Диана де Вере, герцогиня Сент-Олбанс
Годфрид Кнеллер. Диана де Вере, герцогиня Сент-Олбанс
Готфрид Кнеллер. Мэри Бентинк, графиня Эссекс.
Готфрид Кнеллер. Мэри Бентинк, графиня Эссекс.

Ну и наконец остался загадочный четырнадцатый. Он точно не был на премьере, так как скончался за несколько лет до этого. А кроме того, даже при жизни, несмотря на близость к двору Георга I в Лондоне появлялся редко из-за серьёзных разногласий с великим Ньютоном. Речь идёт о другом великом учёном Готфриде Лейбнице (1646-1716). 

Йоханн Фридрих Венцель. Портрет Готфрида Вильгельма Лейбница.
Йоханн Фридрих Венцель. Портрет Готфрида Вильгельма Лейбница.

Какое отношение он имеет к опере Генделя? А вот послушайте, что писал Лейбниц королю Франции Людовику XIV: «Франция добивается гегемонии в христианском мире. Наилучшим средством для достижения этой цели является покорение Египта. Нет экспедиции более лёгкой, безопасной, своевременной и способной поднять выше морское и торговое могущество Франции. Французскому королю следует взять пример с походов Александра Македонского. С незапамятных времён Египет, древняя страна, полная чудес и мудрости, имела высокое мировое значение. Это значение обнаруживалось много раз в эпоху персидских, греческих, римских и арабских мировых войн. С именем Египта соединены имена величайших завоевателей: Камбиз, Александр, Помпей, Цезарь, Антоний, Август, Омар — все добивались обладания Нилом».

Помните полное название оперы? «Юлий Цезарь в Египте». Учитывая то, что театр тех лет — это не просто театр, но целый мир намёков, аллегорий, иносказаний, рискну предположить, что Гендель, выбрав такое либретто, делал английскому королю намёк на то, о чём Лейбниц открытым текстом писал французскому. Всё действие происходит именно в Египте и заканчивается триумфом Цезаря. Впрочем, это может быть просто совпадение. Как и то, что через 75 лет молодой корсиканский генерал почти дословно воспроизведёт аргументацию Лейбница, отправляясь в египетский поход. Такие вот совпадения подкидывает нам история. 

Как я уже говорил, я мог бы представить гораздо больше потенциальных зрителей оперы в Лондоне (по скромным предварительным подсчётам до 50). Но я боюсь вас утомить. Остается лишь уверенность в том, что искусство – лучшая машина времени. 


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic