merkuiovv

Categories:

Поучение или любование?

Подбитая горностаем королевская мантия, тюрбан восточного владыки (скорее всего турецкого султана), кардинальская (а, может, кто её знает, даже папская тиара), в комплекте с причудливо изогнутым посохом. Драгоценная шкатулка ценных пород дерева, инкрустированная перламутром, роскошное серебряное блюдо с рельефом на античную тему, рядом кубок, вполне возможно, что использовавшийся вместе с блюдом. Скрипка, альт, лютня и бубен. Драгоценный китайский фарфор, секрет которого ещё не раскрыт европейцами. Глобус ясно заявляющий о новой моде, которой вот уже более 100 лет, а она всё не кончается – географические открытия. Великолепный шлем, украшенный цветными перьями. Арабская сабля в украшенных ножнах. Изящный медальон-портрет. Прочая серебряная утварь. Множество бюстов и скульптур. Открытая перспектива с видом на живописные руины поистине роберовского уровня. 

Что это? Каталог художественной коллекции? Перечень ценностей, реквизированных бравыми чекистами из какого-нибудь особняка? Нет, это всего лишь корявое описание предметов, изображённых на картине фламандского художника XVII века Питера Була (Pieter Boel, 1626-1674). 

Pieter Boel, изображённый собратьями по художественному цеху.
Pieter Boel, изображённый собратьями по художественному цеху.

Для того чтобы двигаться дальше отмечу кратко три момента. Первый – трудности русского произношения фамилии художника. Интернет предлагает целых 3 варианта – Боел, Буль и Бул. Мой небольшой опыт, основанный на чтении табличек в музеях и составов футбольных команд всё-таки склоняется к Бул. Боел кажется чересчур буквальным (у нас вообще, если честно, есть такая национальная ошибка в произношении по-русски нидерландских фамилий). Буль представляется слишком французским, ещё бы – почти в одно время с Pieter Boel жил и работал величайший французский мебельщик-краснодеревщик Андре-Шарль Буль. А вот Бул, на мой взгляд, в самый раз. Но на случай, если интуиция меня обманула, буду писать по-нидерландски Pieter Boel, а уж вы произносите как хотите. Второй момент - Pieter Boel ещё один «подрывающий устои» священной коровы под названием «деление по национальным школам». Вырос как художник во Фландрии, долго учился в Италии, а всю последнюю часть жизни провёл в Париже, работая у «министра по делам живописным» при дворе Людовика XIV Шарля Лебрена. Так чей он художник? Ладно, ладно. Пусть остается фламандским. Третье, о чём обязательно нужно сказать - Pieter Boel великолепный анималист. И если в число великих фламандских художников он никогда официально не входил, то вот в число великих анималистов лично я включил бы его обязательно. Но сегодняшний пост не об анималистике, а о другом (хотя кое-что обязательно покажу). Если будет время и не забуду, обязательно напишу отдельно про великого анималиста Pieter Boel. 

Pieter Boel. Описанная выше картина. 1663
Pieter Boel. Описанная выше картина. 1663

Теперь вы понимаете, почему описание картины именуется корявым. Оно не идёт ни в какое сравнение с тем визуальным великолепием, которое радует наши глаза. 

И всё-таки в картине гораздо больше интересного, чем визуальная роскошь. Это не просто упражнение в умении передавать разные предметы, цвета и фактуры. Это Vanitas – особый жанр натюрморта, расцветший в XVII веке. 

«Я собрал себе серебра и золота и драгоценностей от царей и областей; завел у себя певцов и певиц и услаждения сынов человеческих - разные музыкальные орудия… И оглянулся я на все дела мои, которые сделали руки мои, и на труд, которым трудился я, делая их: и вот, все - суета и томление духа, и нет от них пользы под солнцем!». Узнали? Совершенно верно. Екклесиаст. 

Показанные на картине предметы изображены не просто так. Это символы «суеты и томления духа». Обладание ими не даёт ничего, приводит к тому же концу. Изящная арка в левом верхнем углу начинает превращаться в руины. Драгоценные вещи просто свалены в кучу. То, что должно было символизировать власть и богатство, превращается в символ бессилия и бесполезности. 

Кстати, название картины, которое я до поры до времени скрывал – Большая Vanitas. То есть не просто суета или тщеславие (так переводится это слово с латыни), а в превосходной степени. 

Вот, кстати, чуть менее подробная и роскошная, но аналогичная картина. 

Pieter Boel. Военные принадлежности и трофеи.
Pieter Boel. Военные принадлежности и трофеи.

Возможно некогда составляли гордость, а теперь беспорядочно свалены в кучу. 

В общем-то я пересказал классическое толкование, которое положено прибавлять к картине «Большая Vanitas» Питера Була. На этом можно было бы и закончить, но такой подход дважды не в моих правилах. Во-первых, зачем просто пересказывать то, что уже и так написано? Надо хоть крупинку нового кинуть. Во-вторых, моё паталогическое желание везде и всюду искать что-нибудь «энтакое». 

Вот оно, нашлось. 

Pieter Boel. Натюрморт с глобусом и какаду. 1658
Pieter Boel. Натюрморт с глобусом и какаду. 1658

Я один вижу очень похожее драгоценное блюдо и тот же самый глобус? Да и музыкальные инструменты хотя и не идентичны, но весьма похожи. Китайская посуда в явном порядке. При том, что часть одних и тех же вещей нарисованы одной и той же рукой, это явно не Vanitas. Великолепный персидский ковёр, собачка и какаду (я же обещал анималистику) явно «не из этой оперы». Они тут не для того, чтобы напоминать о суетности, смерти и тлении. Да и расположение предметов абсолютно другое. О тех же географических открытиях картина повествует с явным восхищением – тут как минимум четыре предмета, касающиеся данной темы (ковёр, какаду, глобус, чашки).

Конечно самое простое объяснение состоит в том, что Pieter Boel просто подстраивался под заказчика. Кому-то было угодно услаждать свой взор и он получил «Натюрморт с глобусом и какаду», кому-то хотелось назидательного напоминания о бренности всего сущего – и вот вам «Большая Vanitas». А может и сам Бул постарел – «пессимистический» вариант старше «оптимистического» на пять лет. 

Есть ещё одно «но». В первой, «грустной» картине нет классических элементов подобного рода сюжетов – игральных карт и костей, карнавальных масок, курительных трубок. Можно возразить, что Pieter Boel обличал не «низменные» а «возвышенные» страсти. Хорошо, тогда ещё одно сомнение. За исключением руин в левом верхнем углу и беспорядка, я не вижу обязательных для такого жанра признаков ущербности, повреждения, тления. Все «суеты» как новенькие. Посмотрите ещё разок. 

Да и тема смерти звучит как-то очень тихо. Обычно это череп, занимающий существенную часть пространства. Здесь его нет. Есть нечто, похожее на саркофаг, но, во-первых, нельзя быть в этом абсолютно уверенным, а во-вторых, и он по-своему изящен. 

Получается, что «Большая Vanitas» вовсе не о том, о чём нам сообщают справочники и каталоги? Или не совсем о том? Или не только об этом? 

Думаю, что это вопросы без ответа. А те, кому неинтересны все вышеприведённые рассуждения, могут просто полюбоваться великолепной живописью. Не Екклесиастом единым… Да и вообще нравоучения не самая сильная сторона изобразительных искусств и здорово, что даже если Pieter Boel писал от начала до конца нравоучительный сюжет, получилось в итоге нечто иное. 

И под конец все-таки немного анималистики. Кстати, при известном рассуждении этот сюжет также можно отнести к «неклассическим» Vanitas.

Pieter Boel. Натюрморт с совой.
Pieter Boel. Натюрморт с совой.

Здесь всё гораздо пессимистичнее. Жива и возвышается над всеми только ночная птица – сова. Впрочем, сова, как известно связана не только с ночью (смертью), но и с мудростью. Так что может быть и тут не всё так печально? 

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic