merkuiovv

Categories:

Независимость и ресурсосбережение

Новости мира изобразительных искусств

Сразу делаю оговорку. Первая часть текста не написана мной, а честно скопирована отсюда Просто сама история лично мне показалась интересной, поэтому я и решил ей поделиться. Но чтобы не быть совсем уж механическим «перепечатчиком», я всё-таки добавил к исходному закавыченному тексту авторское послесловие, а кроме того, все изображения в этой заметке. 

«Хранители  Музея искусств в Филадельфии обнаружили, что пара портретов первого императора и императрицы Мексики была нарисована поверх портретов бывших монархов Испании, короля Карла IV и Марии Луизы Пармской. Соответствующие поясные портреты императора Агустина де Итурбиде и императрицы Аны Марии были написаны мексиканским художником Иосифом Ариасом Уарте в 1822 году, когда Агустин был провозглашен конституционным императором Мексики.

Портреты находятся в коллекции Художественного музея Филадельфии с 1922 года, но они редко выставлялись и серьезно не изучались до 2017 года, когда хранитель музея Сара Мастранджело обратила ни них внимание, чтобы подготовить их для выставки в новой галерее музея, которая будет открыта этом году. 

Рассматривая портрет императрицы под микроскопом, Мастранджело увидела, что у полотна имеются две «основы» - подготовительных слоя, нанесенных на холст. Дальнейшее изучение в инфракрасном свете показало, что на животе Аны Марии есть глаз. Призрачное изображение было скрыто краской, но рентгеновский снимок позволил обнаружить другой портрет, перевернутый вверх ногами. Рентгеновский снимок портрета императора показал то же самое.

Слои портретов были выполнены разными художниками. Стиль и техника портретов на первом слое лучше, а, судя по одежде, они были написаны на несколько десятилетий раньше 1822 года. Мастранджело считает, что это копии с портретов короля Испании Карла IV и королевы Испании Марии Луизы, написанных Гойей. 

Мастранджело проконсультировалась с кураторами Марком Кастро и Александрой Летвин, которые считают, что давно закрашенные портреты испанских королевских особ были скопированы примерно в 1799 или 1800 годах и с парадных портретов кисти придворного художника Франсиско де Гойи. Неясно. Неизвестно, были ли оригинальные композиции написаны в Испании или Мексике, но два десятилетия спустя полотна оказались в Мексике, и были повторно использованы Уарте для создания портретов четы правителей после их коронации в Мехико в 1822 году».

Итак, давайте разбираться, о ком идёт речь. Аугустин 1 – как это очевидно, первый император Мексики (пышный титул просуществовал с 1821 по 1823 и вторично с 1863 по 1867). «богоданным отцом» всего мексиканского народа проработал недолго (15 сентября 1821 по 29 марта 1823). Быстро выяснилось, что только что победивший в войне за независимость от Испании мексиканский народ как-то подозрительно пропитан республиканской отравой. В итоге «всеми любимый монарх», не просидев и 20 месяцев на своей раззолоченной табуретке подал в отставку. А что вы хотите, Латинская Америка – народ горячий. Государственные перевороты там иногда происходят чаще, чем смена цвета волос у некоторых наших дорогих дам. Подав в отставку и выхлопотав себе нехилое содержание, купил себе недвижимость в Италии и мог бы спокойно доживать до старости, пописывая мемуары, но какие-то бойцы невидимого идеологического фронта внушили ему, что «демократия в аду, а на небе царство», что только под благодатным монархическим правлением будет процветать Великая Мексика, что «его народ» ждёт не дождётся возвращения любимого монарха. В итоге, Аугустин 1 обменял покойную старость на жалкую имитацию 100 дней, позабыв, что он далеко не Бонапарт. Как результат, 19 июля 1824 был поставлен к стенке как организатор государственного переворота и ныне с почестями лежит в какой-то раззолоченной раке. 

Вот тот самый портрет, о котором идёт речь в исходной статье. 

Иосиф Ариас Уарте. Портрет императора Мексики Агустина де Итурбиде. 1822
Иосиф Ариас Уарте. Портрет императора Мексики Агустина де Итурбиде. 1822

А вот и императрица 

Иосиф Ариас Уарте. Портрет императрицы Мексики Анны Марии. 1822
Иосиф Ариас Уарте. Портрет императрицы Мексики Анны Марии. 1822

Кстати, я кажется уже обращал внимание на эту проблему, но пока воз и ныне там. Уважаемые создатели контента (как индивидуальные, так и коллективные). Ваш авторский материал – это ваш авторский материал. Как видите, я перепечатал его без изменений и с соответствующей ссылкой (даже без разбирательств на тему, является ли это оригинальным материалом или также перепечаткой). Но вот затруднять возможность копирования изображений, находящихся в Общественном достоянии это идиотизм и свинство. В итоге, изображения скопированы мной из иного источника, в чём я нисколько не раскаиваюсь и открытым текстом об этом заявляю. Паки, пытаться поиметь какие-то бонусы на общественном достоянии это свинство (если не употребить другое слово, более крепкое, производное от барышни лёгкого поведения). 

А теперь те, кого очень ресурсосберегающе заменили на новоявленную мексиканскую императорскую чету. Если конечно верно предположение, что изначально на холсте были копии с портретов Гойи, то скорее всего вот с этих 

Франсиско Гойя. Портрет Карла 4 Испанского 1789. Прадо
Франсиско Гойя. Портрет Карла 4 Испанского 1789. Прадо
Франсиско Гойя. Портрет Марии-Луизы Пармской. 1789. Прадо
Франсиско Гойя. Портрет Марии-Луизы Пармской. 1789. Прадо

Гойя конечно художник великий, в отличии от тех, кого он изобразил. Большинство историков относятся к вышеупомянутой чете примерно так же, как Паниковский к Балаганову «жалкая, ничтожная личность». Королева в открытую наставляла королю рога с премьер-министром, король так запутался в истории с многочисленными заговорами, что переругался со своими сыновьями и не придумал ничего лучше, чем обратиться за дипломатическим посредничеством к Наполеону. Тот назначил «третейскую процедуру» между королём и наследником, в результате которой испанским королём стал… Жозеф Бонапарт (ну как не пособить родному человечку). В итоге и Карл и Мария-Луиза провели остаток жизни в Риме, скуля у папской туфли о неблагодарности подданных и им даже Ватерлоо не помогло вернуться. Так что, с точки зрения политической замена одних величеств на другие вряд ли была столь уж вызывающей – невелика потеря. А вот с точки зрения художественной. Даже если это и были копии с работ Гойи, я думаю, что они были привлекательнее, чем то, что получилось в итоге у Иосифа Уарте. И не потому что «ах, Гойя», а просто можно посмотреть и убедиться. 

Отсюда мораль – а стоит ли плодить повсюду портреты ещё живых, здравствующих и действующих политиков? Во избежание, так сказать, последующих эксцессов.  

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic